Сергій Слободчук (політконсультант): Зняття недоторканності - це перша серія. Далі буде..

Сергій Слободчук (політконсультант): Зняття недоторканності - це перша серія. Далі буде..

В вопросе снятия депутатской неприкосновенности есть четкий политический расчет. Почему? Потому что в теме депутатского иммунитета сошлись сразу несколько интересов. Во-первых, запрос, который украинские политики и СМИ формировали долгие годы в целях самопиара. Давайте вспомним, что в 2007 году блок «Наша Украина-Народная самооборона» шел на выборы как раз с лозунгом об отмене депутатской неприкосновенности – и с тех пор 12 лет все отменяют.

Если разобраться, такой запрос апеллирует к низменным чувствам человека, стремясь использовать зависть простого народа к депутатам, которые типа классно живут, жируют и т. д. Хотя депутатская неприкосновенность есть во всех странах мира. Например, в ст.26 Конституции Франции прямо зафиксировано, что для того чтобы привлечь депутата к ответственности нужно решение Бюро палаты (либо Палаты депутатов, либо Сената), в которой он состоит. Там действует более ограниченный вариант депутатского иммунитета: если застали на месте преступления, то полиция может его задержать.

Неприкосновенность законодателей – это стандартная цивилизованная практика. И депутатская неприкосновенность, как иммунитет и привилегии правящих классов – это же результат не Конституции Украины, это нормальный результат капиталистической системы. А капитализм, по своей сути, предусматривает неравенство: у кого больше денег и есть контроль над «фабриками-заводами-пароходами» – у того по факту больше прав и привилегий. Поэтому иммунитет — это уже все производные от этого, потому что в депутаты традиционно идут представители элиты.

У новой власти есть интерес «с двойным дном» по части неприкосновенности: играя на публику они хотят показать, что выполняют свои лозунги. Если говорить о закулисной задаче, то отмена неприкосновенности – это составная «мышеловки» для этой ВР, чтобы сделать парламент полностью управляемым.

Еще один элемент – это, например, закон о незаконном обогащении. Давайте вспомним, что Зеленский обещал во время выборов, что новая власть примет закон о незаконном обогащении. И вот есть закон о депутатской неприкосновенности, есть закон о незаконном обогащении, которые практически делают любого человека, заполнившего декларацию, преступником, которого можно брать прямо сейчас, апеллируя к тому, что он подал неверные данные о себе. Кто там будет разбираться, что на самом деле это оппозиционный депутат, что таким образом просто борются с оппозицией и т. д.

То есть, с одной стороны, таким образом руководство «Слуги народа» хочет наладить в своей фракции дисциплину, потому что она рыхлая, потому что её там лепили «лебедь, рак и щука», да еще и с похмелья. С другой стороны, хочется обезопасить себя от оппозиции, потому что очень острые вопросы стоят в повестке дня. Например, власть «аж бегом» спешит разрешить свободную куплю-продажу земли, что вызывает негодование в сельской местности, большинство украинцев против этого выступают. Соответственно, понадобится уголовная «дубина», если в Раде будет жесткое противодействие этой инициативе.

То есть, сама по себе депутатская неприкосновенность — это только первая серия сериала, дальше будет еще незаконное обогащение, и будет выстраиваться этот механизм, чтобы можно было любого депутата в считанные часы привлечь к ответственности и таким образом бороться против оппозиции.

Например, один из депутатов во время выступления в зале сказал, что регламент ВР запрещает проводить заседание комитетов между разными сессиями ВР. А они рассматривали тему неприкосновенности сначала 29 августа, когда якобы это была внеочередная сессия, и продолжают это рассматривать сейчас. А в промежутке якобы провели заседание профильного комитета по этому вопросу. Что является нарушением, потому что 29 августа была внеочередная сессия, а 9 созыв ВР стартовал только сегодня. Да, Верховная Рада по Регламенту может поручить комитету работать после окончания сессии. Но вот такой момент, когда комитет проводит заседание ДО начала нового созыва, в Регламенте не урегулирован. То есть, можно говорить о коллизии.

Опираясь на такие вещи, это можно будет оспорить в Конституционном суде, но оспорить можно будет, только когда власть поменяется или когда в Конституционном суде почувствуют, что власть ослабела и им за четкую и принципиальную позицию ничего не будет.

Всі матеріали на сайті захищені
згідно законодавства України