Артур Панов: "Устройство я собрал за два дня. Даркнет в помощь"

Артур Панов: "Устройство я собрал за два дня. Даркнет в помощь"

"Страна" пообщалась с вернувшимся из российской тюрьмы самым молодым заключенным, который уже заявил о создании своей партии

Артур Панов - самый молодой из тридцати пяти вернувшихся заключенных из России. Он получил 10 лет российской колонии за намерение совершить террористический акт. Свои "намерения" на суде он не отрицал.

Российские СМИ в 2015 году публиковали о нем много информации. Писали, что он ведет блог, названный в честь немецкой левой террористической организации Фракция Красной Армии (RAF). 

"Мы выходим на тропу войны против кровавого режима российских и американских властей, которые не знают жалости и сострадания, единственная руководимая ими сила - это деньги", - писал тогда Панов под псевдонимом Ромберг.

Сразу после возвращения он заявил о намерении создать свою политическую силу а сейчас он находится в Феофании, где проходил обследование.

Собственно, с его политических планов мы и начали беседу. 

- Каких все-таки политических взглядов вы придерживаетесь?

- Сейчас или до попадания в тюрьму?

- До, и как они изменились за эти годы?

До попадания в тюрьму больше мои взгляды склонялись к "радикальной левизне". Сейчас же я их пересмотрел и моя позиция изменилась относительно того, какая политическая среда должна быть в современной Украине, учитывая обстоятельства. 

- Что этому поспособствовало?

- Я больше вник в историю Украины, в менталитет нашей нации. У меня образование - международные отношения. Я изучал политологию, историю, страноведение. И анализируя свои знания я пришёл к определённому результату. 

- Вы раньше вели блог, названный в честь немецкой левой террористической организации "Фракция красной армии". Это соответствовал вашим политическим взглядам?

- Не совсем соответствовало. Я не до конца могу сказать, что из себя представляет РАФ, поскольку они позиционировали себя больше, как коммунисты. И я не могу сказать, что сам хорошо отношусь к коммунизму - он вызывает у меня отвращение.

- Почему?

- Я не приветствую идеи всеобщего равенства и братства. Капитализм сейчас куда более жизнеспособен. Человек знает, что он что-то делает и все, что получает за это - оно его. Что человек заслужил, то и получил. Вариантов развития гораздо больше, чем при коммунизме.

- Еще до тюрьмы вы опубликовали манифест, что "мы выходим на тропу войны против кровавого режима российских и американских властей, которые не знают жалости и сострадания". Объясните пожалуйста, что вы имели в виду? И будете ли вы продолжать борьбу с россиянами и американцами сейчас?

- Под "кровавой политикой" я подразумевал их империалистические и глобалистские идеи реализация которых со стороны этих двух т. н. "сверхдержав" приводит к разжиганию военных конфликтов в различных странах. Пока я думаю лишь акцентировать внимание на общественной деятельности, а дальше будет видно. Но в одном я уверен точно - украинцы должны сделать все, чтобы не допустить превращение нашей страны в колонию.

- Если говорить о том, что каждый получает то, на что заслуживает - как вы считаете, вы заслужили попасть в тюрьму?

- Я не могу судить, на сколько я это заслужил или нет.

- Очевидное дело, что в тюрьме виноватых нет.

- В чем-то, возможно, я и виноват. Но точно не так и не в той степени, как это показывало российское правительство. С каких пор начали судить только за мысли о преступлении? Если ты только высказал намерение, как это было в истории Гриба. Там переписка обычная с девушкой и этого достаточно было, чтобы человека посадить (российские спецслужбы обвиняли Павла Гриба в том, что тот подговаривал девушку устроить взрыв на школьной линейке, а сам Гриб называет дело полностью сфабрикованным - Ред.).

- Как вы относитесь к Петру Порошенко и Владимиру Зеленскому?

- Даже если взять ситуацию с обменами - Зеленский за сто дней своего президентства сделал больше чем Порошенко за все пять лет. Да, при Порошенко было больше обменов. Но у Зеленского ещё все впереди. Сейчас он уже сумел договорится и провести обмен 35 на 35 и это не маленькое число. Но важно и кого мы отдали туда, допустим - Цемах. Сейчас он основной вопрос. Понятно, что его хотела Россия и без него не было бы всего обмена.

- Сразу после возвращения вы в фейсбуке объявили о создании своей политической партии. Что это будет за сила и какая будет её идеология?

- Это должна быть не просто политсила, а общественно-политическая платформа. До политсилы ещё далеко. Почему общественная - я сейчас попробую объяснить, разделяя общественную и политическую часть. Общественная - защита прав и законных интересов наших граждан. Как тех, кто находится на территории Российской Федерации так и тех, кто находится в удержании на юго-востоке нашей страны, так и в разных странах мира. Но не только граждан Украины, но и этнических Украинцев. Политическая часть - платформа в своих действиях будет опираться на определенную идеологию.

- Что это будет за идеология?

- Национал-консервативного направления.

- Почему именно так?

- У Украины сейчас нет другого выбора, учитывая ситуацию, в которой оказалась наша страна. Мы должны опираться именно на национальные интересы, а не на интересы индивидуумов. Украина не должна зависеть ни от мнения запада, ни от мнения востока. Мы находимся в центре всего и задачей должно стать достижение полной независимости. Помочь в этом может восстановление ядерного арсенала. Как показала практика, все эти договоры, по которым нам обещали безопасность - абсолютно не работают

- Кто станет вашим соратником? Под вашим постом в комментарии пришла Вера Савченко.

- Да, мы с ней общаемся. Но я пока ничего не хочу загадывать. Я позже подробно опишу все. Сейчас я больше занят насущными проблемами. И когда я решу вопросы с жильем, обследованием. Тогда я подам документы в Минюст. Я начал эти документы делать ещё в тюрьме. Осталось только это все привести в соответствие с действующим законодательством.

- Вы обсуждали эту тему с кем-то из тех, кого также обменяли и кто возвращался с вами на родину?

- Ещё нет. Для меня начать предпринимать сейчас какие-то шаги - значит убить все дело. Я не хочу загадывать. Но если у кого-то из них будет желание присоединится - это будет даже хорошо. Люди сейчас только вернулись из тюрем и есть более актуальные вопросы, которые необходимо решить в первую очередь.

- Расскажите о вашем деле. Есть версия, что вас вывезли из Луганска. По второй версии - вас задержали в Ростове. Как все было?

- С чего начать?

- С самого начала.

- Я ехал в тот момент из Луганска в Киев. Автобусы тогда ходили транзитом через Ростов, потому я вынужденно там и оказался. В тот момент я остановился в общежитии. И уборщица, которая там работала и написала донос. Я понял, что она проводила уборку в комнате без моего присутствия. Жил я там один. И я обнаружил, что вещи лежали не совсем в том порядке, в котором я их складывал в сумку. Как оказалось - там кто-то рылся. В сумке и находилось то "устройство".

- С какой целью вы это "устройство" собрали?

- Я на суде не отрицал, что действительно было мысли об осуществлении... Я не скажу, что это должен был быть террористический акт. Согласно международным конвенциям терроризм - это практика применения насилия против мирных граждан с целью воздействия на органы власти. Но у меня не было такой цели.

- А какая цель была?

- Моя цель не должна была касаться мирных жителей. Да должен был быть взрыв, но не в местах общественного пользования, а на объектах инфраструктуры стратегического назначения либо воинской комендатуры.

- Сложно было собрать "устройство"?

- Мне для этого потребовалось два дня.

- В "гугле" прочитали, как его собрать?

- Нет, даркнет в помощь. Также знакомые, которые занимались военной деятельностью. Дальше шоппинг - строительный магазин, аптека. Гидроперид, серная кислота, ацетон, селитра, сахар. Опять же, экспертиза написала, что по мощности взрывпакет был равен мощности гранаты Ф-1, но это бред. Я уверен, что совсем не так. А в дальнейшем я отказался от идеи воплотить этот замысел в жизнь. И собранное устройство, которое было собрано непосредственно перед проведением акции, просто лежало у меня. В самый последний момент я отказался и на следующий день должен был ехать в Киев.

- Почему отказались?

- Действия должны быть уместными. А в тот момент российская пропаганда только показала бы обывателю, что все украинцы террористы и подонки едут в Россию совершать теракты.

- Вы считаете правильными такие методы воздействия как взрывы и теракты?

- Я свои действия не рассматривал, как подготовку к теракту. Диверсия - возможно. Ответные действия на агрессию с российской стороны.

- Вы слышали об истории, которая приключилась с Надеждой Савченко после её возвращения? Что думаете об этом?

- Да, слышал. Думаю, это была провокация против Надежды со стороны украинских властей, которые понимали, что карьера Савченко идёт вверх, она набирает высокие рейтинги. Я смотрел видео и считаю, что человека просто подвели под это, а после уже слепили дело из того, что было.

- Расскажите о вашем быте в российской тюрьме. Чем вы занимались? Как коротали время?

- Меня везде держали по изоляциям - одиночка или спецблок. Не давали возможности ни с кем общаться. Был в камере телевизор, предоставленный администрацией. Около шести утра был подъем - могла прийти проверка. В Ростове следили не особо - там можно было хоть ночью, хоть днём спать. В Кемерово вроде было все строго по режиму, но все равно относились спокойно. Смотрел телевизор, читал книги.

- Какие?

- Как правило - художественную или историческую литературу. Я успел прочитать "Унесённые ветром", давно хотел прочитать эту книгу и вот наконец. Мне нравится история Гражданской войны в США, там это все и описывается. С элементами романтики. "По ком звонит колокол", "1984", "Скотный двор", "451 градус по Фаренгейту" и Теодора Драйзера несколько произведений. Это то, что мне очень понравилось.

- Чем и как вас кормили?

- В Ростове давали такую еду, что её не то, что есть - на неё смотреть было страшно. Описать даже сложно. Какая-то каша с растёкшимся по ней куском жира. На обед давали борщ, который был совсем не борщ, или суп. Бывали и деликатесы в виде нечищеный картошки. В Кемерово кормили не на много лучше, но баланду я не ел, а питался теми передачками, которые приходили.

- Много было посылок? Все передавали? Ничего не забирали?

- Достаточно. Вообще все передавали. Только на лагере возникла проблема - перестали передавать корреспонденцию. Часть я получил только непосредственно перед тем, как меня отправили в Лефортово.

- Почему так вышло, где она была?

- Ко мне регулярно приезжали прокуроры, правозащитники, омбудсмены и начальник колонии боялся что будет шум - почему ко мне не приходит корреспонденция. Потому часть приходила, а то, что было на украинском - нет. Даже все старые письма у меня изъяли сотрудники ФСБ. У них была паника, когда обнаружили у меня переписку с Верой и Надеждой Савченко, Игорем Мосийчуком. Также у меня забрали книгу Альфреда Розенберга "Миф двадцатого века".

- Розенберг - один из идеологов нацизма. Почему заинтересовались его книгой и как вообще относитесь к национал-социализму Гитлера?

- Для меня книга "Миф 20-го века" - это, в первую очередь исторический документ, ибо в нем объясняется теория расового превосходства, ставшая основой национал-социалистического учения. Однако, если говорить о моем отношении к национал-социализму, то скажу лишь, что в этой идеологии мне импонирует принцип, при котором интересы нации и расы ставятся превыше интересов индивидума. Это то, что роднит национал-социализм с национал-консерватизмом.

- Чем-то ещё занимались?

- В то же время я начали вести что-то на подобии дневника, чтобы это можно было позже опубликовать, как книгу. Её у меня изъяли с формулировкой "чтобы не оставлять нацистское наследие".

- Не думали восстановить дневник?

- Думал, но там было очень много информации, которую я сейчас уже и не вспомню. Это были какие-моменты, которые я записывал и через пару дней уже они вытеснялись чем-то другим.

- Как проходило вообще возвращение? Вы общались с другими обменянными?

- Да, говорили о том кто где сидел, как сидел, кто будет встречать и кто чем займётся после возвращения.

- С какими проблемами вы сталкивались в процессе обмена?

- Есть такая проблема у журналистов, правозащитников - российское правительство не даёт официальных списков украинских граждан, которые находятся, как в плену на Донбассе, так и в российских тюрьмах.

- Чья в этом вина?

- Россия скрывает эти данные и этим должна заниматься Украина. Проблема также была и в том, кто и за что отвечает. Сегодня Геращенко заявляет, что она ответственна за обмен пленными, а уже завтра ей мои родители звонят и оказывается, что она уже не при делах. Они просто пиарились, рассказывая, что занимаются обменом, а на самом деле ничего не делали. Идиотизм ситуации не только в этом. Но мне было достаточно того, что в официальных списках моя фамилия числилась. Я не рассчитывал на отдельных лиц. Однажды я написал письмо Геращенко, но она его не опубликовала. Когда ты пишешь письмо о чем-то хорошем; всех хвалишь, подогреваешь к продолжению борьбы - такие письма обязательно публикуют. Но, когда я задал вопрос: почему не проводятся обмены и почему об этом всем молчат - сразу игнор, отвечать на письма перестают вовсе.

- Когда вы поняли, что обмен вот-вот состоится?

- В средине августа. Меня тогда посадили на самолёт и привезли из Кемерово в Лефортово. Там уже через пол часа мне принесли бумагу и сказали писать ходатайство о помиловании на имя Путина. Тогда я и понял, что будет обмен.

- Дату кто-то говорил?

- Нет, боялись утечки. Нас разбудили уже в день обмена, около трёх ночи. Сказали собрать вещи, выдали справки о освобождении и полторы тысячи рублей, которые положены отпущенным из-под стражи. После этого ФСБ нас на двух автобусах увезли в аэропорт.

- Какие были ощущения, когда приземлились в Украине?

- Неописуемые. Счастье. Мой мозг отказывался верить и воспринимать, что я наконец-то свободный человек, сам себе хозяин. Что я дома.

- Смотрели пресс-конференцию Сенцова и Кольченко? Какое сложилось мнение?

- Не смотрел. Читал отдельные новости и их высказывания. Но ничего нового для себя не услышал - это то, что я и так знал.

- А какие у вас здесь условия? Что сейчас с вами будет происходить?

- Сначала у нас обследования. Многие жалеют в принципе, когда выходят на улицу. Тут постоянно дежурят журналисты, а далеко не все горят желанием с ними общаться. После обследования нам обещали лечение, кому необходимо, психологическое обследования. Также будут какие-то фильтрационные мероприятия. Затем решение вопросов в жильем.

- Вам обещали жильё?

- Да, разовую помощь должны получить все, кто вернулся - 100 тысяч гривен. И четверо человек получат квартиры в Киеве. Сенцов, Кольченко, Балух и я - те, кто сказал, что хочет остаться жить в Киеве. Моряки уже получили двухкомнатные квартиры в Одессе.

- А остальные?

- Про остальных не знаю. 

- Вы писали стихи в российской тюрьме?

- Нет. Не могу сказать, что у меня не было вдохновения, но и желания. Порывов тоже не наблюдалось. Может сейчас появится. Сейчас самое время, когда нахожусь в приподнятом настроении от того, что я наконец-то дома, что я свободен.

Всі матеріали на сайті захищені
згідно законодавства України