Сергей Мельничук: "Ноги моего задержания растут из Украины"

Сергей Мельничук: "Ноги моего задержания растут из Украины"

Экс–командир батальона Айдар рассказал подробности своего ареста в Греции и кто за этим стоит

Сергей Мельничук, экс-командир батальона “Айдар”, которого в начале марта задержали в Греции по запросу Интерпола, но отпустили спустя несколько дней.

Напомним, экс-айдаровца РФ обвиняют в причастности к гибели двух российских журналистов в 2014 году в Луганской области. По этому поводу Москва и подала запрос в Интерпол.

Страна” узнала, кто помог Мельничуку вернуться в Украину, как к нему относились греческие полицейские, а также кто на самом деле причастен к его задержанию.

— Расскажите подробно, где и как вас задержали?

— Я ехал в Грецию на соревнования по силовым единоборствам, чтобы поддержать одну из команд, которая представляла Украину на кубке Европы. Также в Афинах хотел посетить религиозную конференцию. Проехал границу Молдовы, Румынии и уже на границе Болгария – Греция меня задержали. При проходе греческой таможни, когда я предоставил паспорт, сработал какой-то "маячок". Пограничник отошел, а когда вернулся, спросил: бывал ли я ранее в Греции? На что я ответил "да". У меня с собой был еще один заграничный паспорт, в котором я ему показал отметки, что я неоднократно бывал в Греции. Где-то через полчаса меня попросили зайти в отделение полиции и уже не выпустили оттуда.

— Что вам сказали, когда задерживали?

— Выставлена карточка "Интерпол". Мне изначально даже не предъявили документ, на основании которого меня задержали. Я сразу позвонил в посольство Украины. Мне порекомендовали позвонить в город Салоники – это ближайший город к месту моего задержания, где находилось консульство Украины. Я перезвонил в консульство и объяснил ситуацию. Но быстрой реакции не было. Затем я вспомнил, что переписывался с Василием Головановым, бывшим генпродюсером телеканала NewsOne, мы обсуждали нашу встречу в Афинах. Он помог мне с тем, чтобы меня через 20 минут включили в прямой эфир телеканала, где я смог рассказать ведущему Владиславу Пиховшику обо всем, что со мной произошло. Также я написал обращение в Facebook и попросил своих друзей, чтобы они стучались в МВД, МИД, Офис президента. В первый же вечер было задействовано очень много людей, чтобы поднять ситуацию на максимальный уровень огласки.

— Что вам конкретно предъявили когда задержали?

— После того как прибыл украинский консул, мне показали документ, в котором было указано, что запрос Интерпола был согласован с украинской стороной. Затем этот документ исчез. Получается украинское отделение Интерпола было оповещено об этой ситуации. Но ранее я несколько раз смотрел официальные сайты Интерпола и против меня не было выставлено карточки о задержании. Если бы я знал, что такое есть, я бы конечно не поехал. Интерпол объявил меня в международный розыск 27.12.2016 года, об этом было написано в документах, которые мне дали.

— На данный момент вы есть на сайте Интерпола?

— Нет. На документах, которые мне выдали, мои данные были написаны с ошибками. Также по документам было видно, что их подавали россияне.

— Каким образом это вы видно?

— Неправильно указана фамилия и имя. Мое имя было указано как Sergey Melnichuk, но у меня в заграничном паспорте написано Sergiy Melnichuk. Остальную информацию, думаю, они брали с Wikipedia, где указана не совсем достоверная информация. И конкретно те недостоверные факты были указаны в документах Интерпола.

— О каких недостоверных фактах вы говорите?

— Там было указано, что я родился в Виннице, но я уроженец Житомирской области. Также я об этом говорил полиции Греции, на что она не обратила внимание. В запросе к Интерполу указали, что моя национальность "русский", но моя национальность "украинец". Еще было указано, что у меня якобы есть паспорт РФ. Сразу был сделан запрос в Интерпол РФ, чтобы они показали эти паспорта, но ответа не последовало.

— Как вы считаете, кому выгодно ваше задержание?

— Если бы сейчас были 2016–2017 года, я бы сказал, что России. На данный момент очень много закрутилось в Украине, и я думаю, что ноги моего задержания растут из Украины.

— С чем вы это связываете?

— Я начал активные действовать против тех людей, которые меня обвиняли в том, в чем и Россия: создание группировки, которая занималась незаконной деятельность, разбоями.

— О каких людях идет речь?

— Это Петр Порошенко, ряд прокуроров, которые фальсифицировали дело, по которому с меня сняли депутатскую неприкосновенность. Я против этих прокуроров открыл уголовное дело и сейчас Госбюро расследований ведет производство. Моя активная позиция против навязывания украинцам церкви ПЦУ также сыграла роль. Первые, кто позвонил моим близким с предложением помочь были представители ПЦУ.

— Как вы отреагировали на звонок?

— Категорически отказался. Порошенко, воспользовавшись властью обдурил украинский народ при создании ПЦУ. При этом незаконно передал Андреевскую церковь Вселенскому Патриархату.

— Судебные процессы Интерпола длятся по несколько лет. Как получилось, что вас так быстро отпустили? Кто посодействовал?

— Это самый интересный вопрос. Случился резонанс, под Офис президента вышли люди и написали прошение с просьбой разобраться. Много раз звонили новому руководителю Офиса президента Андрею Ермаку, который в свою очередь звонил министру МВД Авакову, чтобы тот разобрался. Аваков в свою очередь сделал соответствующее заявление. Кроме того, я сообщил, что являюсь носителем огромного количества информации. И если меня задержат, я ее обнародую. Многие и нужные лица этого забоялись и начали возвращаться в русло закона. После этого последовали четкие и незамедлительные действия.

— Чего и кого касается эта информация? Можете назвать фамилии, факты?

— Нет. Сейчас я не хочу их называть. Эти люди знают, о чем идет речь. Со временем я их назову и вскрою всю информацию о преступной деятельности прошлой власти и тех, кто остался в сегодняшней.

— Это касается войны на Донбассе?

— Да, но и не только. Это касается хищения государственного имущества.

— Арсен Аваков есть в этом списке?

— Я не хочу называть фамилий.

— По нашей информации, МИД не торопился помогать вам до резонанса в СМИ. Что вам сказал консул?

— Да, после того как информация попала в СМИ реакция была очень быстрой. Но греческая полиция, по моему мнению, нарушила мои законные требования. Я просил, чтобы мне предоставили переводчика и доктора. Я два месяца назад пережил инсульт, у меня началась аритмия. На это никто не обращал внимание, всем было все равно. Когда приехал консул, мне предоставили переводчика.

— Когда вас задержали, вы думали о том, что вас может настигнуть судьба Виталия Маркива, Надежды Савченко, Олега Сенцова? 

— Я сразу подумал о жене и ребёнке, которого мы ждем. Что будет с ними? Но больше всего я думал о том, кому это выгодно. Мне повезло, что в воскресение в Греции был праздник. Греция – религиозная страна. У нас был день запаса, чтобы успеть перед тем, как меня отведут к прокурору, снять меня с розыска Интерпола. Арсен Аваков сработал очень быстро и по линии украинского Интерпола. Но у меня все же остался вопрос к МВД: почему меня не предупредили, что я в розыске Интерпола?

— Как вы считаете почему вас задержали именно в Греции?

— Я думаю, что это связано с религиозной тематикой.

— Как звучит формулировка, с которой вас отпустили?

— На момент судебного заседания, на котором решалось отпускать меня или нет, уже было уведомление, что украинский Интерпол меня снял с розыска. Также я объяснил прокурору, что являлся командиром батальона, который защищал страну от агрессии России на востоке. Прокурор сделала вывод, что это политический заказ. У меня есть документ на греческом, но мне нужно его перевести, чтобы обнародовать. Также, наверное, повлияло то, что с момента моего задержания представитель Интерпола России не прибыл ни на одно действие.

— Вас задержали по делу об убийстве двух журналистов. По этому же делу обвиняли Надежду Савченко. Это тот же эпизод, или что-то новое?

— Да. Это тоже дело. У себя на странице в Facebook я публиковал рассказ таксиста, который привез этих журналистов к ополченцам на блокпост. Они были без касок, бронежилетов, нашивок пресса. Они вышли на открытую местность. Но, Надежда Савченко уже была в плену. Это был полдень, Савченко попала в плен в 09:00–10:00, она не могла корректировать огонь по этим журналистам. Она точно к этому делу не имеет отношения.

— Ранее вы заявляли, что этот огонь корректировали вы?

— Да. Я тогда вел бой. Мне четко было видно, как в районе поста ГАИ собираются люди и периодически выходят на подмогу к тем, с кем я вел бой. Я видел только людей с оружием. Я позвонил артиллеристам на батарею и спросил, отмечен ли у них пост ГАИ и попросил дать туда парочку пристрелочных снарядов. Они четко попали в цель. Позже таксист рассказывал, что 10–15 ополченцев погибло сразу. Но погибли и журналисты, которые там были.

— Вы не опасались, что можете попасть в российскую тюрьму, как Савченко?

— Первые несколько часов я понимал, что это может случится. Но когда я увидел, что это не происходит, я разуверился в том, что это вообще Россия в данный момент работала. Если бы это была Россия, они бы быстро прислали людей и без разбирательств вывезли меня. Я больше тяготею к тому, что это украинские спецслужбы или структуры, которые знали, что на меня выставлена карточка Интерпола. Я буду подавать иск против полиции и Интерпола Греции за их противоправные действия. Также я буду подавать в суд на тех, кто участвует в деле, по которому меня объявили в розыск Интерпола. Я не один принимал участие в этом бою, поэтому мы должны позакрывать иски в Интерпол, потому что не только по мне были задачи, а еще по тысячи людей, которые принимали участие в боевых действиях. Наше государство нас не защитило. Первого марта, когда меня задержали, исполнилось шесть лет, как Россия ввела свои войска в Украину, а наша страна ничего не предприняла, чтобы этого не произошло. Нужно было вводить или военное положение, или хотя бы чрезвычайное положение.

— Удивительно, что на фоне произошедшего, вы не отрицаете, что причастны к смерти двух журналистов?

— Я прямо говорю, что это не журналисты, а люди, которые незаконно прибыли в страну, с целью собрать информацию в пользу другой страны. Они погибли во время боя.

— При вашем участии?

— Да, команду на огонь артиллерии давал я.

— Вернемся немного назад. Как вы узнали, что Надежда Савченко в плену?

— Я давал ей команду, когда утром разобрались с группой сепаратистов на территории гольф-клуба. Они шли на захват артиллерийской батареи. Надежда приехала в танке с танкистом и помогла разобраться с группой. Она мне позвонила, а я предложил встретиться на перекрестке возле гольф-клуба. Мы встретились, и она сказала, что четыре машины: два БТР и два БМП, которые должны были первыми заехать в гольф клуб, промазали и поехали в сторону Луганска и в районе Стукаловой Балки попали в противотанковую засаду, где завязался бой. Надежда сказала, что нужно идти выручать. Я ей сказал взять танк, пехотное подкрепление, чтобы не обстреляли из гранатометов. Она поехала выручать пацанов. Как сейчас помню, она сказала: “Полтава за мной”. Она имела в виду ребят из Полтавской области. Их походу обстреляли, и раненая, контуженная Савченко оказалась в кювете и попала в плен. В танке был боец Юрий Крижберский, его не выбросило ударной волной, и он прорвался через засаду и въехал в Луганск. Юрий мне звонил, чтобы мы выручили. А Надежда Савченко в часов 9-10 утра уже была в плену.

— Кстати, а Надежда Савченко связывалась с вами, когда вас задержали?

— Да, она с женой связывалась, а потом, когда меня выпустили, набрала меня. Надежда переживала, потому что она прошла через это все.

— Что вам сказали греческие полицейские после того, как сняли наручники?

— Начали называть меня: “Ты наш генерал”.

— Почему?

— Я так понял, что они выступают против России. Полицейские слышали мой рассказ о том, как это все происходило, греки меня прям зауважали.

— Расскажите о своем прошлом в батальоне "Айдар". Там были огромные хищения. но заявляли, что не принимали в них участие, так как были на линии фронта.

— На данный момент обнаружена недостача 55 миллионов гривен. Пропало много имущества. Кстати, когда мне предъявляли подозрение, то, если помните, СМИ говорили, что я похищал людей, воровал оружие. Это все фейки, которые запускала Генпрокуратура вместе со спецслужбами, чтобы создать фон.

— Зачем им это?

— Те, люди, которые были назначены со сцены Майдана министрами, мэрами… Майдановцы их кандидатуры не поддерживали. Тысячи людей кричали им “ганьба”, покрывали матами, но к ним никто не прислушался, они контролировали трибуну, и никого не подпускали. Мы видим результат их назначений. Мы не смогли защитить Крым, не было принято решение о военном положении. Никто за Крым не сражался.

— Кто должен нести ответственность за то, что Украина потеряла Крым?

— Политические лидеры, которые тогда незаконно возглавили страну, а также лидеры крымского Майдана, которые вышли, а на следующий день исчезли куда-то. Думаю, это тоже очередной договорняк.

— На вашу жену наезжали националисты за то, что она из Крыма, жила в Донецке и Москве. Обвиняли ее в том, что она якобы фотографируется с лидерами движения "Новороссия" и с лидером российской байкерской организации «Ночные волки».

— Каждый раз, когда мы пересекаем границу Украины, нас останавливают из-за того, что она уроженка Крыма. Нас проверяют и звонят в СБУ, чтобы сделать отметки. Мы познакомились у представителя американского Конгресса. Она узнала, что я командир батальона “Айдар” и, конечно, сразу на дыбы. Супруга до 2016 года училась в Москве, в Высшей школе экономики. Ее отец - политик, он приезжал на Майдан, вернувшись обратно в Москву, случайно погиб. Он ехал на байке со скоростью 50 километров в час, а потом больница и шестикратный чемпион по армреслингу умер.

— Вы думаете, что это не просто так?

— Да, у них была своя дагестанская группировка. Со всей группировки только двое остались в живых. Они уехали из России, потому что их преследовали.

— Вернемся к жене.

— Она активный человек, не сидит на месте. Супруга была старостой группы у себя в Донецке, победительница Всеукраинской олимпиады по истории Украины. Люди, с которыми она на фотографиях, учились с ней в одних университетах. Кто-то сфоткал и выложил в интернет. Фотография с празднования годовщины Великой Отечественной Войны – это униформа, в которой она выводила ветерана войны на парад. В такой форме были все, то выводил ветеранов. Жена рассказывала, что у нее даже был билет, где она с ветераном сидела. Человек сам подошел сфотографироваться с ветераном, у него не было билета рядом с женой сидеть.

— Раньше у жены были другие взгляды на происходящее на Донбассе, чем сейчас?

— Как и большинство россиян она думала, что здесь фашисты и оккупанты. Мы с ней садились и разбирали каждый случай пропаганды отдельно. Постепенно я ей выпрямил мозги в ту сторону, чтобы она увидела истину происходящего на Донбассе.

— СБУ вызывали вашу жену на разговор?

— Супруга - правозащитница. Мы провели мероприятие в защиту Киевского патриархата. И тут до меня доходит информация, что готовится еще одна акция. Я звоню в СБУ в отдел “Т”, и говорю, что будет акция, которую возглавляют СБУшники. СБУ курирует проплаченные акции, на которых делают провокационные заявления. Запускают фейковую информацию на телеканалах и обвиняют в том, что моя жена пропагандирует русский язык, русскую церковь. Я до сих пор не могу покрестить своего малыша, потому что не знаю, в какой церкви его крестить. Людей уже до такой степени достал раскол.

— Чем закончились истории с СБУ?

— Они поставили на заметку, куда ездит жена. Супруга не может поехать в Дагестан, чтобы показать правнука своей бабушки.

— Чем вы занимаетесь после того, как перестали быть депутатом?

— Хотел полностью абстрагироваться от политики, но она догоняет меня и бьет разводным гаечным ключом по голове. Уверен, что придется вернуться в политику, но не хотелось. Опыт в парламенте много чего дал, но мне бы не хотелось.

— Примкнете к какой-то партии?

— В Украине не симпатизирую никому, потому что у нас нет партий, только политические проекты. Нужно создавать партию, со своей идеологией, которая будет гарантировать, что Украина будет независимым, самодостаточным государством.

— А где вы работаете сейчас?

— Оформляю пенсию, я уволился с Вооруженных сил. После избрания в Раду я считался откомандированным, а когда вернулся, то министр обороны должен был со мной встретиться, но он этого не сделал, мне не предложили должность. Это момент, по которому я буду судиться с министерством обороны, а также момент с незаконным расформированием батальона “Айдар” в 2015 году, тогда и выплыло воровство.

— А на какие деньги вы сейчас живете?

— До войны у меня была строительная компания, я занимался внешнеэкономической деятельности. У меня в уставных капиталах были миллионы гривен, контракты на сотни тысяч долларов. Я строил для “Нашей Рябы” курятники. Я платил 28-30 тысяч гривен налоги. Представьте, какую я себе начислял зарплату и рабочим. У меня при долларе восемь, некоторые рабочие получали по семь тысяч гривен.

— Живете с тех сбережений?

— Пытаюсь восстановить связи. Раньше торговал с Ираном, Турцией.

— А чем торговали?

— Пищевым оборудованием: сепараторами по переработке молока, а также оборудование для соков.

— Вам предлагали на этих выборах войти в одну из партий?

— Да.

— От кого поступило предложение, если не секрет?

— Эта партия представлена в парламенте. На данный момент, я член-корреспондент украинской Академии наук. Возглавлю один из институтов экономики, который будет заниматься интеграционными вопросами. Когда мы были в Европе, нам понравилась партия, противник МВФ. Возможно, попробуем партийное строительство в Украине по той же теме.

Всі матеріали на сайті захищені
згідно законодавства України